Русский Английский Немецкий Французский Итальянский
8 (48274) 2-11-01
171470 Тверская область, пгт Кесова Гора, ул.Московская д.6

С.Г.Тарасов

Глава Кесовогорского района

График приема граждан

90 лет Кесовогорский

РАЙОН, РОЖДЕННЫЙ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЕЙ

Размещаем материалы об истории развития Кесовогорского района, подготовленные Вороновым А.Н. – учителем МБОУ Стрелихинская СОШ.

До 1927 года наши волости входили в состав Кашинского уезда, но Постановлением президиума ВЦИК от 3 октября 1927 года был упразднен Кашинский уезд с передачей его волостей в состав Бежецкого и Кимрского уездов. 12 июля 1929 года Постановлением Президиума ВЦИК «О составе округов и районов Московской области и их центрах» образован Кесовогорский район в составе Бежецкого округа Московской области. 23 июня 1930 года Постановлением ВЦИК и СНК округа были ликвидированы и Кесовогорский район 29 июля 1930 года переподчинен непосредственно Московскому облисполкому. 29 января 1935 года вошел в состав Калининской области. В 1963 году был ликвидирован и входил в состав Кашинского района, а 12 января 1965 года образован вновь как самостоятельная административно-территориальная единица.

1929 год. Образование Кесовогорского района совпадает с началом коллективизации. К моменту становления района как самостоятельной административно-территориальной единицы количество сельсоветов увеличилось до 38. Наиболее крупными были Суходольский сельский Совет с населением 2800 человек, Кесовский - 2803 человек, Никольский - 2362 человека. Воробьевский сельский Совет состоял из одного села Воробьева с населением 650 жителей, 47 хозяйств. Наиболее крупные населенные пункты: Семеновское - 482 чел., Малино - 418 чел., Павловское - 604 чел., Поцепы - 343 чел., Коченово - 415 чел., Страхиново - 560 чел., Суходол - 502 человека, Васильково - 443 чел., Погорелка - 426 человек. Дягилевский, Дурасовский, Павловской сельсоветы были самыми малочисленными, имея не более 700 человек. Общая численность населения района составляла 48 тысяч человек, которые проживали в 303 населенных пунктах. Работоспособного населения в возрасте от 16 до 59 лет числилось в районе 19 тысяч.

Экономической основой района было сельское хозяйство. Посевные площади составляли 42 тысячи гектаров, из них сеяли 9000 га льна. В хозяйствах района содержалось 7 тыс. лошадей, 11 тыс. коров, 19 304 головы КРС, 21 939 голов овец. Молоко обрабатывали на 10 заводах, но их не хватало, принимались энергичные меры по открытию новых молочных пунктов. Для этих целей активно начали использовать здания церквей. Размол зерна осуществляли 32 мельницы, из них: 3 механические, 5 водяных, остальные - ветряные. Капиталовложения за 1931 год составили 3 миллиона рублей, выросло финансирование капитального строительства до 2 миллионов рублей, бюджет района составил 1 миллион, рост по сравнению с предыдущим годом в три раза. Самое большое количество бюджетных средств выделялось народному образованию - 383 тысячи рублей, рост за два года более 200 процентов. Финансировались 52 школы, где работало 180 учителей, обучалось более 5000 детей. Для ликвидации неграмотности, а в районе числилось 4700 человек, не умевших читать и писать, были открыты школы молодежи. Учителей в течение учебного года привлекали ко всем политическим кампаниям, что негативно сказывалось на учебном процессе. Заведующий РОНО т. Голубев на одном из заседаний районного исполнительного комитета выступил в защиту учителей. Вот выдержка из его выступления:

«Рваческое использование работников школ при проведении общественно-политических кампаний повлекло за собой большую недоработку учебных планов. Все методическое руководство осуществляется через Кесовогорскую районную школу, поэтому учителей этой школы нужно освободить от общественно-политических мероприятий. Предлагаю районному исполнительному комитету продумать снабжение учителей и их семей продуктами питания и промтоварами». 3 ноября 1933 года исполнительный комитет принял следующее решение:

1. Учителей района снабжать мясом, молоком, овощами через колхозы по месту жительства.

2. Детям школьных работников до 14 лет выдавать молоко из расчета 0,5 литра бесплатно.

3. Райснабу обеспечить каждому сельскому учителю возможность закупить в течение каждого квартала через закрытый распределитель дефицитных товаров на сумму 100 рублей. К числу таких товаров отнести: мануфактуру, обувь, галоши, юбки, брюки, пиджаки и другие товары.

В районе медленно развивалось здравоохранение. В 1925 году смета расходов составила всего 6131 рубль. На все волости был один врач, два фельдшера, две акушерки. За год было принято 20 660 больных. В больнице зафиксировано только 50 родов, рожали в основном дома. Содержание одного больного составляло 20 копеек в день. Катастрофически не хватало лекарств, медицинский инструмент не пополнялся с 1916 года. Эпидемий зафиксировано не было, 26 человек болели венерическими болезнями. В 1930 году на территории района было две больницы: Кесовогорская - 42 койки и Юркинская - 32 койки. Работали 4 амбулатории: Кесовогорская - 14 833 посещения в год, Юркинская - 12 810 посещений, Павловская - 12 387 посещений, Высоко-Борисовская - 16 610 посещений. Прием вели 4 врача, в том числе зубной врач, 5 фельдшеров, 2 медсестры, 4 акушерки. Оказано 1 397 родовспоможений, прооперировано 330 больных. В отчете за 1930 год говорится: «В деревнях полная антисанитария, отсутствуют бани. Деревни Воробьево и Малино - очаги брюшного тифа. Высокая детская смертность 34,6% в 1929 году и 25,8% в 1930 году. Зафиксировано 194 случая заболевания скарлатиной, 35 - брюшным тифом, 8 - сыпным тифом. Вместе с тем не все медицинские работники добросовестно относятся к своим обязанностям. Так, по настоянию населения села Павловского и окрестных деревень была уволена врач Павловской амбулатории Соловьева «из-за хамского отношения к больным». Работу Кесовогорской больницы признали слабой, отметив успешную работу Юркинской больницы и Высоко-Борисовской амбулатории. Для нормализации санитарного состояния района 8 февраля 1933 года санитарным врачом района утверждают Шарабовича - врача Кесовогорской больницы с доплатой к основному окладу 75 рублей в месяц.

Культура района была представлена 4 библиотеками, избами-читальнями, которых было около 20, клубом в с. Кесова Гора, который размещался в церковной сторожке, а позже в церкви Иоанна Предтечи, в районе работали 5 киноустановок. Библиотеки имели небольшой книжный фонд, а обслуживали огромное количество населения. К примеру, Стрелихинская изба-читальня имела 400 томов и обслуживала 720 дворов. Бюджет выделял на культуру достаточно большое количество средств, рост за два года составил более 200 процентов.

Быстрыми темпами шла телефонизация. К 1930 году в районе было 39 км телефонных линий, 248 радиоточек. Телефоны имелись в МТС и сельсоветах, а в колхозах - всего лишь 3 процента.

В районном центре с. Кесова Гора проживало 1478 человек, имелось 270 хозяйств. Протяженность улиц составляла 4 километра, из них 300 метров мощенных камнем.

В селе полностью отсутствовало электричество, но строительство электростанции уже начиналось.

Пожарная охрана - добровольная, 54 человека. Имелась мотопомпа на тракторе «Фордзон», 3 ручных насоса, насос с бочкой, 750 метров пожарных рукавов. За 1928 год по Кесовогорской волости произошло 35 пожаров, сгорело 75 построек, ущерб составил 10 тысяч рублей. В 1933 году количество пожаров возросло. В ноябре был освобожден «за халатное и нерадивое исполнение своих обязанностей районный пожарный инспектор т. Окаемов».

6 июня 1934 года в селе Кесова Гора, по настоянию районного санитарного врача, была открыта общественная баня.

Быстрыми темпами развивалась торговля, росло количество магазинов. В 1932 году их было 45, а товарооборот составил 5 миллионов 400 тысяч рублей, рост за два года - 200 процентов.

Очень быстро в районе создавались молодежные организации, которые участвовали во многих массовых мероприятиях. Молодежь села Кесова Гора создала комсомольскую группу - «Легкая кавалерия», «взяв на себя обязанность контролировать работников государственных учреждений, когда те приходили на работу и уходили с работы». Составлялись списки нарушителей дисциплины, которые направлялись руководителям учреждений и прокурору района! В фондах архива есть списки провинившихся работников госучреждений, среди них - даже сотрудники райкома и исполкома. Желающих стать «кавалеристами» было много.

До 1930 года сельские Советы занимались организацией жизни жителей сел и деревень. С началом коллективизации функции Советов стали меняться: они руководили колхозами, отвечали за выполнение планов сдачи сельскохозяйственной продукции, организовывали раскулачивание и высылку за пределы области наиболее деятельной части жителей. Полномочия Советов были огромны, но действовали они не всегда в рамках закона. Председателей избирали на Пленумах сельских Советов из наиболее грамотных, деятельных, преданных советской власти жителей. Районный исполнительный комитет утверждал их и направлял на шестимесячные курсы в г. Бежецк. Оплата труда председателей и секретарей проводилась по трем группам. К первой группе относились крупные сельсоветы с населением 3000 человек, председатель получал 170 рублей, секретарь 135 рублей. Во второй группе были сельские Советы, где численность населения составляла более 1000 человек. Так, председатель Стрелихинского сельского Совета И.Ф. Алексеев получал 135 рублей, секретарь Шорин - 105 рублей. В третьей группе Советов заработная плата была еще меньше. Но для того времени такие оклады были очень высокими, если учесть, что пуд ржаной муки стоил 2 рубля, пшеничной - 6 рублей, фунт сахара - 34 копейки, 1 метр ситца - 56 копеек, пуд гвоздей - 8 рублей. Корову можно было купить за 100-120 рублей, дом с прирубом стоил до 350 рублей. Бюджет сельских Советов постоянно увеличивался и в среднем составлял 12 тысяч рублей в год. В феврале 1933 года Московский областной исполнительный (председатель Булганин, секретарь Чайка) принимает решение о передачи школ и больниц на бюджет сельсоветов «для повышения роли и престижа», обращается с ходатайством перед ЦИК и СНК СССР о повышении заработной платы работников исполнительных комитетов. 25 ноября 1933 года ЦИК и СНК постановили повысить ставки оплаты труда председателям и секретарям сельсоветов. По результатам социалистического соревнования за 1933 год лучшим сельсоветом был признан Никольский. Председатель т. Харитонов получил почетную грамоту и денежную премию в размере 100 рублей. Через несколько месяцев он и еще несколько председателей сельских Советов будут отданы под суд как пособники кулаков. Начиная с 1930 года, Советы становятся главными репрессивными органами в селах. Они контролируют планы сдачи сельскохозяйственной продукции, облагают единоличников непосильными объемами сдачи всех видов продукции, передают дела в суды, принимают участие в раскулачивании и лишении избирательных прав. Были случаи, когда работники сельских Советов без всяких санкций проводили обыски в домах.

Находились в районе люди, которые открыто выступали против такого беспредела, но судьба их часто становилась незавидной. Из документов районного архива: «…т. М.А. Филиппова, председателя колхоза «Вольный пахарь», заявившего на Пленуме сельского Совета, что государство обдирает колхозников, что в первую очередь надо думать о человеке и засыпке семян, а потом о государстве, за провокационные кулацкие действия снять как кулацкого агента, пробравшегося к руководству колхоза. Привлечь к уголовной ответственности с показательным процессом. Предать суду единоличников: Щанникова д. Федцово - за срыв поставок зерна и картофеля, П.П. Филиппову - за непоставку картофеля. Наложить штраф на В.М. Тимофеева - 240 рублей, П.М. Тимофееву, И. Паутова по 80 рублей за непоставку продукции». Этот документ - решение Лемеховского сельсовета. По всем сельским Советам района есть подобные решения. Стрелихинский сельский Совет лишил избирательных прав 10 человек, внес в списки подлежащих раскулачиванию П.С. Дорофеева, В.В. Дорофеева, Е. Калинину, семьи Мельниковых, Шашковых и многих других. Никольский сельский Совет составил списки на раскулачивание Бармина, Афонина, Лебедева П. из д. Кошелево. Все их имущество было передано в фонд бедноты и батрачества. Суходольский сельский Совет объявляет: Рогушина, И.М. Тукнова, Н. Соснина, Е.И. Соснину, Ф. Тукнова кулаками и передает их дома Елисеевской школе, а самих высылают за пределы Московской области. По Лисковскому сельсовету были раскулачены и лишены избирательных прав 27 человек. 7 февраля 1930 года колхоз «Завет Ильича» ходатайствует перед Кесовским сельским Советом об изъятии имущества и высылке из с. Кесова Гора, как социально опасных: И.Ф. Щелкунова, братьев Дружининых, Н.И. Лаптева, А.И. Расторгуева, А.И. Лаптева, В.Р. Ерасова, Г.Ф. Щелкина, А.Н. Шишкунова, П.А. Расторгуева, И.Я. Казакова, М.И. Аниханова, М.Я. Расторгуеву, В.Г. Дружинина, М.С. Тютина, Василия и Ивана Морозовых, В.И. Расторгуева, И.А. Лаврикова, Ф.Ф. Орлова. К 1934 году в районе репрессировали большинство самых трудолюбивых, грамотных крестьян, которые кровью и потом, неустанным трудом создали крепкие хозяйства, имели много скота, были опорой селу. Судьбу их решали собрания бедноты, они передавали списки в сельсоветы, там их утверждал председатель и рабочая Тройка. Обжалованию списки не подлежали. Имущество раскулаченных передавалось тем, кто составлял списки. 23 января 1930 года избирательных прав был лишен Алелюхин А.А. из села Кесова Гора (является ли он родственником нашего знаменитого земляка, установить пока не удалось).

До 1931 года район не имел своего печатного органа. На все учреждения выделялось 68 экземпляров газеты «Бежецкая жизнь». 5 июля 1930 года РИК принимает решение о выпуске районной печатной газеты «Колхозный клич» с выходом 3 раза в декаду и тиражом 3800 экземпляров. Типографию разместили в доме бывшего кулака Аввакумова, а редакцию - на нижнем этаже районного комитета фракции РИК. Временным редактором назначили т. Богатырева, позднее - т. Буша.

Образование района проходило с большими трудностями, так как нужно было выделять помещения под организации, назначать руководителей, которые не имели опыта, а часто и знаний. В 1933 году руководящих кадров в районе было около 200 человек. Частая смена руководителей была обычной практикой тех лет. Причины самые разные: от пьянства до некомпетентности. Так, народного судью Карцева строго предупредили «за участие в выпивке на дому с отдельными членами партии и игре в карты». Председателя Кесовогорского исполнительного комитета Метлина отдали под суд за «систематическое пьянство, дебоши, угощение у частных торговцев, особенно в чайной Пискарева, угрозы крестьянству револьвером». На некоторые должности присылал людей Московский областной исполнительный комитет по просьбе районных властей, но они в Кесовой Горе не задерживались, а часто вообще не приезжали. За три года сменилось три зав. роно: Починский, Луньков, Голубев. Секретарями РК ВКП(б) работали Шаров, Томин, председателями районного исполнительного комитета - Смирнова, Донцов, Кочергин, Дубовик.

Так проходила коллективизация в Кесовогорском районе

Вся история русского крестьянства - это борьба за выживание, тяжелый и часто бесплатный труд. Поэтому основной формой организации земледельцев была крестьянская община и все попытки ее разрушить ни к чему не приводили. Даже хорошо продуманная реформа Столыпина не дала результата. На протяжении многих веков крестьянство на своих плечах вытаскивало Россию, взамен не получая ничего. Одной из самых нелегких страниц в истории крестьянства была коллективизация. Коллективизация в нашем районе началась в 1931 году. На 10 сентября было всего 16 колхозов, объединивших 234 хозяйства, или 2,2 процента. В Кесовогорский районный комитет ВКП(б) регулярно приходили телеграммы от Московского областного комитета о необходимости усиления темпов коллективизации. Чтобы активизировать эту работу, в районе создается райколхозсоюз.

В сентябре 1931 года на заседании партячейки был заслушан отчет председателя райколхозсоюза т. К-ва. В частности он доложил: «Из колхозов бегут днем и ночью, разбегаются и члены правлений. В Воробьевском и Столбовском колхозах осталось по двое мужчин - остальные женщины. Многие колхозники не знают, сколько зарабатывают трудодней, да и получать по ним нечего». Выступивший секретарь партячейки т. Щанников отметил: «Чистка колхозов от кулаков идет самотеком, не выявили ни одного кулака, а если выявляют, то не сообщают. Я три раза ходил в Чулковский колхоз и заявлял председателю о засилье кулаков, заявлял и т. К-ву, но меры не приняты. Колхозники не выписывают газет, а значит, не знают о шести заповедях т. Сталина». В принятом решении партячейки отметили необходимость мобилизовать бедняцкие массы на борьбу с классовым врагом - кулачеством и подкулачниками. Двое членов партии были исключены из рядов как противники методов коллективизации.

Весь 1931 год шло формирование колхозов с использованием разных методов, от запугивания до репрессий, и к концу года было создано 164 колхоза, в состав которых вошло 4945 хозяйств, что составило 48 процентов. За это время 30 хозяйств самовольно вышли из колхозов, 80 - исключены за кулацкую агитацию как чуждые элементы. Недовольство колхозников растет. В колхозе «Победа» (д. Чириково) на собрании колхозники отметили, что «ударники труда сидят без хлеба, а «лодыри» едят белый хлеб. Требуем обратно отдать коров, так как нечем кормить детей. Тов. Сталин в своем письме приказал все вернуть, а районные власти затирают». Из спецсводки ГПУ в райком: «Колхозники колхоза «Демшино» почти целиком вышли из колхоза, разбирают своих лошадей, мотивируя, что за прошлый год заработали всем колхозом 192 рубля, делить было нечего, эту сумму внесли за заем. В этом году все повторилось. В деревне Поцепы вышли из колхоза 10 хозяйств, часть из них выехала в Москву во ВЦИК к т. Калинину М.И. жаловаться на районное руководство, чтобы вернули имущество. Многие в колхозах говорят, что власть в районе надо стегануть за загибы и что теперь можно выйти из колхозов. Колхозница колхоза «Стальной конь»: «Раньше зарабатывала одна на всю семью, теперь на себя не заработаешь. Кто ни придет и всякий требует свое, не глядит, что не хватает, а знай давай». Колхозник Прохоров (Дурасово, колхоз «Новый труд»): «Труд крестьянина обесценен, примерно для того, чтобы купить сапоги, нужно сдать 12 пудов хлеба, а мы и половины не получаем на трудодни за целый год».

Для усиления темпов коллективизации в Красный Холм приезжает Г. Маленков - заведующий орготделом Московского комитета ВКП(б). Перед районными комитетами была поставлена задача: в 1932 году полностью закончить коллективизацию, усилить борьбу с кулаками, выполнить все планы продажи хлеба и льноволокна. Через несколько дней состоялось заседание бюро Кесовогорского комитета ВКП(б) с вопросом о борьбе с кулачеством. Перед прокуратурой, судом и милицией была поставлена задача вести беспощадную борьбу с теми, кто не хочет вступать в колхоз. Предлагалось провести во всех колхозах показательные судебные процессы. Сроки прохождения дел по кулакам резко сократили: милиции вместо 10 дней - 3 дня, в суде вместо 15 дней - до 5 дней. В результате за апрель-июнь 1932 года было проведено 136 судебных процессов, осуждено 128 кулацких хозяйств на срок от 3 до 5 лет с полной конфискацией имущества и 51 хозяйство с неполной конфискацией имущества на срок до трех лет. В результате таких репрессивных мер к началу 1933 года было организовано 234 колхоза, в которые входило 6982 хозяйства, что составило 73 процента по району. Исключено из колхозов 260 хозяйств. Первый период борьбы с кулаками в нашем районе был завершен. На тех, кто не вошел в колхозы, были наложены огромные обязательства по продаже хлеба и льноволокна. В 1933 году единоличники должны были сдать 557 тон льноволокна, 337 тонн льносемян, 506 тонн хлеба, 1815 тонн картофеля. Хозяйство, не сдавшее продукцию, объявлялось кулацким. В Порядинском сельсовете хозяйство единоличника Майорова не сдало лен, и глава хозяйства был осужден на 9 лет лишения свободы.

Организованные колхозы были мелкими, в среднем по 30 хозяйств. В колхозе «Труд» Лемеховского сельского Совета было 50 человек трудоспособных, имелось 13 лошадей, 52 коровы, овцы, свиньи. Сеяли 112 гектаров, в основном овес и лен. Начиная с 1931 года, планы продажи сельхозпродукции увеличиваются. На 1933 год обязательные поставки хлеба составили 3437 тонн, из них 460 тонн натуроплата МТС и 750 тонн гарнцсбор. План заготовок по льноволокну составил 1937 тонн, льносемян - 1200 тонн, картофеля - более 4000 тонн. Многие руководители колхозов писали в райком, что планы нереальные. Жалобы доходили и до Московского областного комитета ВКП(б). Областной комитет потребовал объяснения. В докладной записке секретарь Кесовогорского райкома пишет: «В колхозе «Наш ответ обнаглевшему кулаку» (Д. Болдеево) во главе с председателем колхоза, кулацким элементом т. Соловьевом, который заявил, что колхоз не в состоянии выполнить планы, нами приняты меры. Колхоз перевыполнил все планы. Кулацкая линия была бита. Председатель колхоза изолирован». Было изолировано в 1933 году еще 10 председателей колхозов. Обвинения самые разные: Николаев как бывший полицейский, подавлявший восстание в 1905 году, осужден на 7 лет. В д. Кульнево осужден председатель за то, что он сын попа и служил в царской армии. В д. Павловское председателя обвинили в том, что женат на дочери кулака. Партячейка дала выбор: он остается членом партии, и уходит от жены или будет исключен. Т. Цыганков заявил, что он любит свою жену и никогда от нее не уйдет. Партячейка исключила его из рядов партии и рекомендовала осудить как пособника кулаков. Колхоз в Павловском был одним из лучших в районе.

На 1933 год были увеличены планы по посеву сельхозкультур в соответствии с требованием Московского областного комитета партии. Особое внимание уделялось посевам льна, его должны были посеять на площади 8961 гектар, зерновых культур планировалось посеять 12300 гектаров и посадить картофель на площади 2318 гектаров. В целом по району колхозы и единоличники должны были обработать 26307 гектаров земли. Цифра очень высокая. Зимой 1933 года бюро райкома поставило задачу по чистке рядов партии и окончательной ликвидации кулака. В районе стала работать специальная комиссия по чистке рядов ВКП(б) сельских ячеек. Были сформированы две судебно-следственные бригады, перед которыми была поставлена задача: в течение трех месяцев осудить всех кулаков. Комиссия принимала такие решения: исключить из рядов партии, считать хозяйство кулацким, перевести в сочувствующие, считать проверенным. Исключали из рядов партии по разным причинам; так, одна из колхозниц не смогла ответить, кто такой Сталин, хотя была ударницей труда и участницей похода «имени Кагановича» за высокий урожай. Уполномоченный в колхозе д. Марьино т. Леонов был исключен за то, что «с задачей по ликвидации кулаков не справился и сам попал под их влияние». При проверке МТС комиссия рекомендовала признать всю администрацию классово-чуждыми элементами, вредителями и осудить. При проверке «Заготмолока» комиссия установила, что в молоко наливают воду и предупредила, что при повторении сие будет признано «политически вредным действием». При проверке сельпо комиссия установила: «В сельпо идет полное разложение работников, систематическое пьянство, разврат, растраты. Пять бывших руководителей исключены из рядов партии и осуждены. В сельпо нет даже спичек. В Кесовой Горе 3 столовых, одна закрытого типа для партактива. Столовая № 2 представляет из себя что угодно, только не столовую. Сплошная грязь, антисанитария, отвратительное качество чая и продуктов. Торговля вином мешает возможности пользоваться ею колхозниками, а особенно колхозницам, так как столовая набита охмелевшей публикой. Хлеб очень плохой, часто недопеченный».

При проведении чисток и партдней главной задачей было выявлять кулаков и их семьи, что являлось основанием для ареста и высылки, чаще всего в Сибирь и Казахстан. В марте 1933 года при очередной чистке было выявлено более 50 кулацких хозяйств, из них в Павловской партячейке - 9, Федцовской - 4, Васьковской и Борисовской - по 2 хозяйства. Основанием для занесения в списки часто служили мелочные личные обиды и зависть. Обжалованию результаты чисток не подлежали. Из архивных документов можно сделать вывод, что беззаконие творили местные власти. Из Сонкова в определенные дни приходил специальный железнодорожный состав, который и забирал осужденных кулаков в точно назначенные дни. Людей свозили со всех деревень в Кесову Гору к приходу этого состава за два-три дня. Расписание знали только работники ГПУ, они давали указание милиции подготовить к намеченному дню партию раскулаченных. По сути это был конвейер, и, наверное, можно его назвать конвейером смерти. Очень часто до назначенного пункта часть людей не доезжала - умирали в пути от холода и голода. Чаще всего гибли старики и дети. Из района было увезено около 400 семей, самых трудолюбивых и грамотных. На Родину вернулось очень мало.

В 1932-1933 годах в районе была ликвидирована частная торговля. Любой частный торговец автоматически попадал под определение кулак. В списках они всегда были первыми на раскулачивание. Местные власти очень часто не признавали законов и творили, что хотели. 16 августа 1932 года Кесовогорский районный комитет ВКП(б) получил телеграмму от Московского областного комитета за подписью секретаря комитета Л.Кагановича «Об усилении темпов хлебозаготовок». Руководство района вместо того, чтобы организовать хлебозаготовки, выносит беспрецедентное решение: «До выполнения общегосударственного плана хлебозаготовок, ссыпке семенных и страховых фондов никакой торговли хлебом быть не может. У колхозников, бедняков, середняков, кулаков хлеб будет конфисковываться, если они будут торговать хлебом. Всякая свободная продажа хлеба запрещается». По сути район вновь вернулся к продразверстке.

Особой заботой властей был лен. Практически все волокно шло за границу. Во времена НЭПа особых проблем со льном не было. Крестьяне ,понимая выгоду от возделывания этой культуры, сдавали готовое льноволокно отличного качества, получая хорошую прибыль и встречную продажу промышленных товаров. До 1931 года в районе работал один льнозавод в Кесовой Горе. С началом коллективизации началось строительство Сутокского, Никольского и Троицкого заводов. На Кесовогорском льнозаводе в 1932 году работало 104 человека, заработная плата составляла около 50 рублей в месяц, из-за чего была большая текучесть кадров. Локомобиль работал на заводе с 1894 года и часто выходил из строя. Такие же проблемы были и на других заводах. Не хватало кадров, особенно специалистов, качество поставляемого сырья было низким. Часть рабочих была из заключенных. Вопросы льнопоставок рассматривались практически на всех заседаниях бюро райкома. Работу льнозаводов стало контролировать ГПУ по Кесовогорскому району.

А партийные чистки продолжались весь 1933 год. В первую очередь рассматривали не хозяйственную деятельность колхозов, а искали врагов, которые мешают работе колхозов. 13 ноября 1933 года рассматривали деятельность партийной ячейки коммуны с. Борисовское. Работу коммуниста т. Молокова, председателя коммуны, признали удовлетворительной, а его самого считать проверенным, так как четко знал шесть заповедей товарища Сталина. Но выступил член партийной ячейки Г.Д. Губанов, который за войну с Польшей 1920 года был награжден орденом Красного Знамени и часами. Он подверг резкой критике работу коммуны, заявив, что «овес остался неубранным, клевер даже не косили, картофель и лен сгноили в поле. Двор, где содержится 29 коров, весь занавожен, производит отталкивающее впечатление, кормов нет, коровы дичают. В коммуне поголовные пьянки и драки. Зачем нужна такая коллективизация». Председатель комиссии посчитал, что выступление Губанова является антисоветским, а сам он подкулачник. Бюро райкома после нескольких критических выступлений членов партии вынесло постановление, что «любая критика колхозного строя расценивается как кулацкая линия и поэтому всякие дискуссии по этому поводу прекратить».

Все тяготы того времени легли на плечи простых крестьян. Практически ничего не получая на трудодни, они были вынуждены нести еще одно тяжкое бремя - государственные займы. В 1933 году сумма займа по нашему району составила 375 тысяч рублей, власти взяли повышенную сумму - 400 тысяч рублей. Из них на рабочих и служащих пало 47 тысяч, служащих по сельсоветам 24 тысячи. Колхозники и единоличники должны были подписаться на 329 тысяч рублей. Значительные суммы высчитывались на лотерею Осовиахима. Народ, доведенный до отчаяния, пытался воспротивиться, но подписка на заем и лотерею шла под лозунгом: «Кто не подписался, тот враг советской власти». Всю работу в этом направлении контролировал отдел ГПУ по Кесовогорскому району. В спецсводке райкому говорится: «Часть колхозников и единоличников прямо агитирует население не подписываться на займ. Колхозница Малинина: «Только и знают драть крестьянина, видимо, не будет конца». 16 мая 1933 года в Скрипниковском сельском Совете колхозник Авдеев выражался нецензурной бранью, говорил, что правительство обирает крестьян, дерет последнюю шкуру, нужно всех крохоборов отучать, чтобы они не обирали трудовое крестьянство. Потом ударил по лбу секретаря Совета Егоровой. О невыполнении плана по займу не могло и быть речи. Постановление райкома по этому вопросу было такое: «Прекратить всякие дискуссии о невыполнении заданий по сдаче сельскохозяйственной продукции и подписке займа». Этим постановлением запрещался выезд населения из района без специального разрешения.

Каждые десять дней на столе секретаря райкома лежала спецсводка оперативных работников отдела ГПУ по Кесовогорскому району. Два работника контролировали политические и экономические вопросы всего района. Они знали все, что происходило в самых отдаленных деревнях, раскрывали практически все уголовные преступления. Отлично поставленная агентурная работа позволяла знать, что происходило в аппарате райкома и Совете, милиции и других учреждениях района. Спецсводки отправлялись и в Москву. Коллективизация в районе практически закончилась к концу 1933 года.

Кесовогорский район в Великой Отечественной войне

Все дальше и дальше от нас уходят события Великой Отечественной войны. Главная задача нынешнего поколения - не забывать уроков войны, фронтовиков, отдавших свои жизни за Победу, и тех, кто в тылу непосильным трудом приближал Победу. Наш район в 40-х годах был небольшим сельскохозяйственным образованием. Полеводство и животноводство - главные направления в его экономике. В 230 колхозах до войны содержалось более 4 тысяч лошадей, 6132 головы крупного рогатого скота, 1530 свиней, 5248 овец. Сеяли 44 тыс. гектаров сельскохозяйственных культур. Большие площади отводились под лен для обеспечения сырьем четырех льнозаводов. Урожайность зерновых в 1940 году по району составила 14 центнеров с гектара.

По решению бюро райкома ВКП(б) и райсовета победителем в районе за 1940 год был признан колхоз «2-я Пятилетка» (председатель Попиков) Борисовского сельского Совета. Колхозу вручили Красное знамя и оформили членство на сельскохозяйственной выставке в Москве. Это хозяйство останется лидером в районе и в 1941 году. Урожайность составила 21 центнер с гектара. 3,5 центнера льноволокна, 3,5 ц льносемени, 200 центнер картофеля с гектара. К началу 1941 года происходит слияние части колхозов и их остается 155. Но они по-прежнему небольшие. К примеру, колхоз «Красная Заря» Стрелихинского сельского Совета, включал село Матвеевское, деревни Дурыкино и Петрики. В колхозе имелось 43 лошади, 60 голов крупного рогатого скота, 128 овец, 17 свиней, 45 голов птицы. Хозяйство продавало 365 ц зерна, 376 ц картофеля, 664 ц льноволокна и 51 центнер овощей. Оплата труда в колхозах производилась в конце года по количеству заработанных трудодней, но при выполнении определенных условий. Во-первых, произвести отчисления 20% всех доходов в неделимый фонд артели. Во-вторых, сдать государству запланированное количество хлеба. Оплата руководителей колхозов и всего управленческого аппарата производилась в зависимости от количества пашни и не более 8% трудодней от их общего количества.

Частичную обработку почвы в районе осуществляли Кесовогорская и Далекская машинно-тракторные станции. В Кесовогорской МТС (директор Суворов, зам. директора по политической части Копачев ) было 52 колесных трактора, 1 - НАТИ, 1 - ЧТЗ, 4 - газогенераторных, 10 комбайнов и полный набор сельскохозяйственной техники. В Далекской МТС (директор Ягунов, зам. директора по политчасти Сенчагов) было 30 колесных тракторов, 3 - НАТИ, 1 - ЧТЗ, 4 - газогенераторных, 6 комбайнов. Техника была не новая и требовала каждый год ремонта. Кадрами МТС были обеспечены полностью. Обучение трактористов проводилось в городах Калинин, Кашин, Красный Холм.

Из промышленности в районе было: 4 льнозавода, райпромкомбинат, артель «Возрождение». Райпромкомбинат имел кузнечно-слесарный цех, бондарное, сапоговаляльное, овчинное и колесно-обозное производства. Артель «Возрождение» активно строила кирпичный и гончарный заводы, имела соковыжимной и крахмальный цеха. Райком и райсовет практически каждый месяц рассматривали вопросы развития промышленности. В результате район полностью снабжался мебелью, телегами, санями и т.д. Заготовительные организации запасали до 12 тонн грибов, 3 тонны клюквы, 5 тонн брусники, квасили 40 тонн капусты. Выпускалось 700 гкл. браги, 1000 гкл. кваса и морса. Из льнозаводов стабильно работали Кесовогорский и Никольский. Но у всех заводов было изношенное оборудование, не соблюдалась техника безопасности. Район подвергался критике за слабое развитие стахановского движения, хотя, по отчетам, в районе с начала 1940 года работали десятки стахановских школ, где обучалось 559 человек. Кесовогорская средняя школа выступает с инициативой юннатского движения. Руководитель школы юннатов - Н.Г. Подосинов. Райком ВКП(б) подхватывает этот почин, и наш район «гремит на всю область». 22 апреля 1941 года на заседании бюро райком просит областной комитет ВКП(б) выделить 150 кг бумаги Калининскому институту усовершенствования учителей для издания брошюры «Из опыта работы кесовогорских юннатов» в количестве 3 тыс. экземпляров для распространения по всему Советскому Союзу. В этом же году Кесовогорская школа выступила с новой инициативой по организации кружка «Ворошиловских всадников». Но этому начинанию помешала война.

Образование в районе представляла 51 школа, из которых 3 - средние, 7 - неполных средних, 41 - начальная. В них обучалось 4500 детей, работало 192 учителя. Из 89 учителей начальных классов 4 не имели педагогического образования. 17 учителей заочно учились в Кимрском педучилище. Успеваемость по школам составляла 77,3 процента. Районный отдел народного образования возглавлял В.А. Соколов. Под его руководством кроме школ были 23 избы-читальни, 5 библиотек, 1 Дом культуры. Отдел образования вел строительство нового Дома культуры в селе Кесова Гора. По решению бюро его планировалось открыть 1 ноября 1941 года. Соколов ежемесячно отчитывался о ходе строительства. Главная проблема была в финансировании и разборке колокольни, т.к. не могли найти рабочих. Дело в том, что под Дом культуры переоборудовали храм.

Анализируя документы тех лет, можно сделать вывод о том, что главный тезис того времени «воевать будем малой кровью и на чужой территории» затронул и руководство нашего района. В документах за 1939-1940 годы нет даже намека на проблему обороноспособности. В декабре 1939 года власти призвали все население района провести митинги в связи с инцидентом на советско-финской границе и осудить белофиннов. Жители района послали в район боев с финнами 2886 пар шубных рукавиц и 15 тысяч рублей. В ответ район получил несколько похоронок. В районе массово прошли торжества в связи с 60-летием Сталина. Во всех сельских советах был прочитан доклад «О жизненном пути Великого Сталина» работниками областного отдела пропаганды. Неудача в войне с Финляндией заставила руководство СССР форсировать работу по укреплению обороноспособности. Особенно ужесточились меры к нарушителям трудовой дисциплины. 26 июня 1940 года вышел Указ Президиума Верховного Совета об усилении ответственности за самовольный уход рабочих и служащих с предприятий. Вводилась уголовная ответственность за опоздание на работу и прогулы. По ст. 102 УК РСФСР было осуждено несколько десятков кесовогорцев. Из 142 человек Кесовогорской МТС было осуждено 12 человек. На Никольском льнозаводе 10 человек. За 1940 год было осуждено 20 членов ВКП(б), все они были исключены из партии. К гражданской ответственности за нарушение сроков поставок сельхозпродукции было привлечено 7 хозяйств единоличников и 109 хозяйств колхозников. К уголовной - 2 хозяйства единоличников и 14 хозяйств колхозников. Возбуждено 44 уголовных дела на председателей колхозов за различные нарушения, но чаще всего за хищение денежных средств и других материальных ценностей. На территории района находилась сельскохозяйственная исправительно-трудовая колония № 2 «Смутиха». В 1940 году под руководством начальника ИТК Федосеенко колония получила 700 тысяч прибыли.

Анализ прочитанных книг кесовогорцами за предвоенный год дает основание полагать, что война не входила в сознание людей. Читали в основном историческую, художественную литературу. Военной совсем не интересовались. По этой тематике было прочитано всего 8 книг. 4 июня 1941 года газета «Правда» в своем обзоре подвергает критике районную газету «Колхозный клич» за неправильное освещение вопроса о весенних испытаниях (экзаменах) в Брылинской школе. Статья в «Правде» называлась «Литературно-паточное производство». Статью в районной газете от 22 мая 1941 года за подписью директора Брылинской школы т. К. бюро РК ВКП(б) признало безграмотной, сюсюкающего тона. Наказан был редактор газеты т. Цыганков.

Военная опасность на Западе заставляет высшее политическое руководство страны принимать какие-то меры на местах. 1 апреля 1941 года в телеграмме Народного комиссара обороны СССР содержится приказ начать немедленно военную подготовку допризывников во всех школах района. Срочно вводятся в штаты школ военруки. 10 марта 1941 года обком ВКП(б) в секретном письме приказал уничтожить в райкомах все списки кандидатур тайного голосования, начиная с 1937 года в соответствии с решением ЦК ВКП(б). Согласно акту, это решение было выполнено точно в срок. Активизирует свою работу военный отдел райкома, который возглавил т. Любезнов. Рассматривался вопрос на бюро о состоянии оборонной работы. Запрещается членам ВКП(б) выезжать из района без специального разрешения.

Жители района всего этого не знали. Они жили своей мирной жизнью. Дети праздновали 1 Мая утренниками и пионерскими кострами. Кесовогорец Костя Евстигнеев на областном смотре народного творчества получил Почетную грамоту и продолжил обучение в Калинине. Жители религиозной общины Стрелихинского сельского Совета написали Депутату Верховного Совета РСФСР В.С. Бузынкиной требование - обеспечить их общину служителем культа. К сельсовету прикрепили агитаторов из райпартактива для помощи в развертывании культурно-массовой и антирелигиозной работы. Кесовогорский Дом культуры показывает ребятам постановку «Родственник из деревни». Кесовогорский район вызывает по вопросу призыва на соцсоревнование Сонковский район.

В марте 1941 года в районе начинает работу призывная комиссия. Военком Пантуров в докладной отмечает, что много малограмотных и неграмотных призывников. Но тем не менее сотни молодых ребят торжественно провожают в РККА. Через три месяца они, 18-летние, погибнут первыми в ожесточенных боях, так и не став настоящими солдатами. По статистике именно ребята этого года призыва погибнут практически все, из десяти останется только один.

Последнее мирное заседание в районе пройдет 14 июня 1941 года. Это будет бюро райкома, и рассматриваться будут самые мирные вопросы. Нет и намека на приближающуюся трагедию. Только последним члены бюро рассмотрят вопрос о проведении тактических учений с целью борьбы с воздушным десантом противника. Следующее заседание бюро пройдет только 28 июня. Война шла уже неделю. Военный вопрос на бюро один: о состоянии светомаскировки. У всех была уверенность, что война сюда не доберется. И врага будем бить на чужой территории. Но последующие события в стране и районе все расставят на свои места предельно жестко и трагично. В ночь с 19 на 20 августа бригада в составе начальника НКВД, заведующего военным отделом, работника военкомата, проверив состояние охраны и бдительности в райцентре, объявила, что все учреждения ночью были захвачены без единого выстрела. Сведения о партийных и советских работниках, их адреса дежурные сообщали по телефону абсолютно незнакомым людям. А охранник госбанка сообщил по телефону, как лучше подойти к банку и что у него всего 5 патронов. Только охрана нефтебазы не дала сведений и организовала отпор «матерными словами». На заседании бюро начальник НКВД объявил о захвате райцентра и предложил срочно организовать охрану. Руководство района сделало вывод, и к 10 сентября в районе был сформирован истребительный батальон. Командиром был назначен Любезнов, комиссаром Старков. 100 человек составили охрану райцентра, 100 человек - охрану деревень. Основным вооружением были канадские винтовки, полученные по ленд-лизу.

Война изменила буквально все. В первые месяцы на фронт ушли сотни жителей района, 90 человек руководящего состава. К 1942 году остались забронированные 50 человек, в основном механики, кузнецы. МТС начинают готовить женщин на курсах трактористов. Подготовка велась ускоренными темпами. Ответственными были политотделы МТС, и к посевной 1942 года было подготовлено более 200 человек. К заготовке кормов и уборке урожая 1941 года привлекли учащихся 5-10 классов. В Далекской средней школе 282 учащихся получили трудовые книжки и работали наравне со взрослыми. Заработки за июль у многих составили от 40 до 60 трудодней. Отдельные учащиеся стали работать бригадирами, машиноведами, счетоводами в колхозах. В фонд обороны от жителей района поступает большое количество денег, облигаций, собрано 37 тонн металлолома. С апреля 1942 года решением органов власти всех детей 6-10 классов мобилизовали на сельхозработы. Рабочий день длился с 5 утра до 8 вечера. 1942 год был самым трудным. К весне этого года район оказался в очень сложном положении. Через деревни прогоняли большое количество скота из прифронтовой зоны, и часть кормов пришлось отдавать эвакуированным. В результате скот оказался ослабленным. Занесенные в район такие болезни, как ящур, паратиф, бруцеллез, туберкулез еще больше осложнили положение. В результате жестких мер, принятых главным ветеринарным врачом Райзо Александровой, удалось в короткие сроки ликвидировать эпидемии и спасти район. За период посевной 1942 года пало более 200 лошадей. Комиссия установила, что непосильная работа, отсутствие комбикормов и опыта у ездовых послужили главной причиной столь крупных потерь. Комиссия установила персональную ответственность ездовых за лошадей, а это означало, что дети с 14 лет уже отвечали за прикрепленных к ним лошадей. Нехватку тягловой силы компенсировали обучением коров и волов. За обученную корову начисляли 7 трудодней. В очень сложных условиях войны руководство района растерялось, было совершено несколько ошибок, в результате 7 октября 1942 года в район приезжает секретарь обкома Воронцов. Снимаются с должности все руководители райкома, в том числе и первый секретарь Веселов. Первым секретарем назначают Н.А. Соловьева, секретарями - А.С. Зверева и Е.С. Денисову. Заведующего Роно Соколова перевели в политический отдел МТС, а заведующим назначили С.С. Жукова - директора школы. Директором Кесовогорской школы назначили Ольгу Павловну Баженову. Проведя анализ работы школ, райком приказал, руководствуясь законом о всеобуче, вернуть 300 детей в школы.

Сегодня можно удивляться, а точнее восхищаться, как дети, женщины, старики выполнили все планы сдачи государству продукции. Плановые цифры по всем видам продукции район выполнил полностью. Кроме того, в фонд обороны забрали 1136 лошадей, в фонд помощи западным районам отправлено 112 лошадей, 2611 овец, 1800 телят, сотни тонн зерна для посева. По указу областных властей отправлено на фронт 110 ц мяса баранины, 46 ц говядины, 330 кг сыра, 300 кг топленого масла, яйца. В фонд сбора теплых вещей отправлено 945 овчин, 3000 кг шерсти, 465 шапок-ушанок, 300 пар шерстяных носков. Государственный займ 1942 года составил 1638 тысяч рублей и был выполнен в течение полугода. Большое количество денег было собрано на танковую колонну «Калининский фронт». Не было отдыха и зимой. На район спускался огромный план по заготовке и вывозке леса и дров. В 1942 году на эти работы было мобилизовано 410 человек пеших и 332 человека конных. С 16 до 55 лет население района считалось мобилизованным на все виды работ. Стрелихинский сельский Совет обязан был каждый день поставлять 34 человека с лошадьми, заготовить, вывезти на станцию и погрузить в вагоны 1000 кубометров леса, кроме того, специальным постановлением 17 человек каждый день должны были работать на лесозаготовках в Московской области. Райком комсомола, секретарь Сорокина, позднее Иванова, пытались организовать соревнование, но из этого ничего не вышло. У людей просто не было сил. Чтобы стимулировать лесозаготовки, за хорошую работу поощряли табаком, мылом, спичками, солью, керосином, ведь в свободной продаже этих товаров не было. За невыработку трудодней жители района привлекались к уголовной ответственности. За превую половину 1942 года нарсуд рассмотрел 377 гражданских и 279 уголовных дела. Из них 131 дело было обжаловано в областном суде, отменено 27 дел. Непосильная работа, плохое питание послужили причиной эпидемий брюшного тифа, дифтерии, менингита и других инфекционных заболеваний населения района. Председатель районного Совета Ивашкин освобождает от обязанностей зав. Здравотделом Е.Ф. Веревкину и назначает М.С. Волкова. На начало ноября 1942 года вернулись с фронта и числились как инвалиды 207 человек. Район обязали предоставить инвалидам соответствующую работу, а тем, кто не мог работать, материальные средства для проживания. Материально поддерживались семьи партизан. Из Кесовогорского района добровольно ушли в партизанские отряды более 20 человек, в основном девушки.

Заканчивался самый трудный для района 1942 год. На 1943 год плановые цифры еще больше увеличились и составили: поголовье 4200 лошадей, 6100 крупного рогатого скота, 800 волов, 9000 овец, 8000 птицы, 750 пчелосемей. Сотни тонн сдачи зерна, молока, мяса.

Поколение сильных духом

Продолжая исследовать деятельность района в годы Великой Отечественной войны, можно с уверенностью сказать, что наши земляки внесли существенный вклад в разгром фашизма, отдавая все для Победы, даже здоровье и жизнь. К весне 1943 года Кесовогорский район оказался в катастрофическом положении. С эвакуированными людьми в деревни занесли сыпной тиф. За один месяц число больных увеличилось до 600. Фельдшера Р. и акушерку Л., ответственных за карантинные мероприятия, отдали под суд. Эпидемию ликвидировали за 4 месяца. В то же время чесоткой, энцефаломиелитом заболели лошади, а в двадцати колхозах (в том числе и в колхозе «Пролетарское знамя») свирепствовал ящур среди крупного рогатого скота. На все колхозы был наложен карантин, снять его имел право областной Совет и областная прокуратура. 16 мая начальник Калининского Облмета Розанов прислал на имя секретаря Кесовогорского РК ВКП(б) по секретной почте предупреждение о том, что в газете «Колхозный клич» от 20 апреля 1943 года за № 42 в передовой статье допустили разглашение сведений секретного характера, показав количество падежа скота в районе в абсолютных цифрах - 145 голов. Редактора газеты строго предупредили. А всего за 1943 год пало 388 лошадей. Дела о гибели лошадей были переданы в прокуратуру с предъявлением иска на 30 человек.

9 марта 1943 года колхозницы колхоза «Завет Ильича» Кесовогорского сельсовета посылают письмо т. Сталину, в котором дают слово Великому вождю работать еще лучше, усилить помощь фронту и берут повышенные обязательства в социалистическом соревновании. С фронта по ранению начинают приходить бывшие руководители колхозов, учреждений, их сразу утверждают на должности, что способствует более слаженной работе района. Посевная кампания в районе проходила очень быстро. К 20 мая закончили сев зерновых на площади 19 500 гектаров, увеличив площадь зерновых на 2000 га. Посеяли льна - 5893 гектара, посадили 1900 гектаров картофеля, заборонили 13 000 гектаров зяби. Всю эту огромную работу выполнили 7070 человек, в основном женщин и стариков, 1560 человек, не являющихся членами колхозов, и 5986 человек подсобной силы - дети, подростки.

Быстрыми темпами заготовили и корма. Сена - 33 939 тонн, силоса - 23831 т. Для нужд армии запрессовано и отправлено на фронт 1350 тонн грубых кормов. Уборка урожая в 1943 году прошла очень организованно. Уже 10 сентября ее закончили. Обмолотили более 50 процентов зерновых, вытеребили весь лен и выкопали весь картофель. Далекская и Кесовогорская МТС намолотили 12 тысяч тонн зерна, в 2 раза перевыполнив плановые показатели. По итогам уборки победителем признали Феневский сельсовет. По решению бюро РК ВКП(б) его наградили Красным знаменем. Огромные поставки сельхозпродукции район успешно выполнил: 2410 т. хлеба составляли государственные поставки, 2539 т. - натуральный и хлебный фонд Красной Армии, 35 т. - фонд Главного командования, 18 т. - фонд помощи сиротам. Кроме этого, 153 тонны сдано для освобожденных районов Калининской области. Приоритетным направлением, кроме полеводства, в 1943 году оставалось животноводство. Надой на корову в районе составил 1233 литра - второй показатель по области. А самые высокие надои получили в колхозах «Завет Ильича», «КИМ», «Ударник», «Декабрист», МОПР. Лучшей дояркой в районе признали Сорокину из колхоза «Завет Ильича» Кесовогорского сельсовета. Она надоила 3000 л. молока в среднем от каждой коровы. По результатам хозяйственной деятельности, помощи фронту за 1943 год район наградили Красным Знаменем Обкома ВКП(б) и областного Совета.

В годы войны на бюджете района находились здравоохранение, образование и культура. Здравоохранение представляли три больницы, 1 амбулатория, 6 фельдшерских пунктов, 8 фельдшерско-акушерских пунктов. В них работали 7 врачей, 21 фельдшер-акушер, 12 акушерок, 24 медсестры. Самыми опытными врачами были Скрипицын - врач Кесовогорской больницы и Колыхматова - заведующая Высоко-Борисовской больницей. Работу в учреждениях здравоохранения в 1943 году признали неудовлетворительной, так как «нет дисциплины и учета труда. Врачи и фельдшера когда хотят приходят и уходят, нет табелей работы и внутреннего распорядка». По результатам проверки райсовет назначает новую заведующую здравоохранением района Попову. При больницах по решению бюро райкома организовали подсобные хозяйства, где выращивали овощи, зерновые культуры.

На начало 1944 года в районе работали все школы, где обучалось 4329 учащихся. Успеваемость составляла 80 процентов, не обучалось 82 ребенка. Из 237 учителей высшее образование имели 20, высшее учительское - 13, среднее учительское и среднее образовательное - 182. 44 учителя обучались заочно в институтах и педагогических училищах. 8 учителей были выдвинуты на ответственную работу. Но по решению органов власти всех вернули в школы, запретив в дальнейшем такую практику. Четырех учителей за плохую работу уволили, отметили слабую работу Болдеевской и Сутокской школ, где успеваемость составила 64 процента. Директоров заменили. Заработная плата врачей, учителей, работников культуры в денежном выражении мало что стоила, так как купить товар было очень сложно из-за его отсутствия в свободной продаже. По решению властей учителя, врачи получали в день по 600 граммов хлеба, раз в квартал - 700 граммов кондитерских изделий, 400 граммов соли. Мыло, чай, керосин не выдавались, так как таких товаров в районе не было. Всем учителям выделялась земля под огороды, желающим давали маленьких поросят для откорма. Первоочередной задачей районных властей являлось снабжение школ учебниками, тетрадями и другими письменными принадлежностями. На территории района было 2 детских дома: Троицкий и Болдеевский. В годы войны районная библиотека (зав. М.Н. Соколова) получала 31 наименование газет и журналов за год, а каждая изба-читальня - 6 экземпляров.

Весь 1943 и 1944 годы из района по мобилизации выезжало 900 человек на торфоразработки в Озерки, Редкино, на оборонные работы в западные районы области. План второго Государственного Военного займа на 1943 год составил по району 4800 тысяч рублей, 4 миллиона собрали для нужд фронта.

По результатам работы колхозов в 1943 году на трудодни в среднем по району выдали 947 граммов зерна, 1550 - картофеля и 2 рубля 35 копеек - на каждый заработанный трудодень. А в колхозе имени Кагановича Борисовского сельсовета на каждый трудодень выдали 2150 г зерна, 1,6 кг картофеля, 5 кг сена и 7 рублей. Примерно столько же выдали в колхозе «КИМ» Поповского сельсовета. Были колхозы, где выдавалось очень мало. Например, в колхозе «Верный путь» Борисовского сельсовета зерновых выдали 250 граммов, картофеля 200 граммов и … 14 копеек на трудодень. Натуроплата и деньги выдавались только после выполнения государственных поставок. В декабре 1943 года председатель колхоза «Красное Малино» Гребневского сельсовета В.Ф. Козлов выдал на трудодни колхозникам (во многих семьях не было хлеба, ели один картофель) 500 центнеров ржи, при этом государственный план сдачи хлеба колхоз выполнил только на 50 процентов. На В.Ф. Козлова завели уголовное дело, сняли с работы. Председатель колхоза Имени Ворошилова М.Ф. Русаков выдал на трудодни 170 центнеров ржи, хотя план сдачи хлеба не был выполнен. Наказание последовало очень быстро. Задача стояла одна - обеспечить фронт всем необходимым любыми способами.

Торжественное заседание по случаю 23-й годовщины Красной Армии в Кесовой Горе по сути было сорвано. Директор Дома культуры не подготовил зал, номера художественной самодеятельности и постановку пьесы. Заседание в течение 1,5 часов проходило в темноте, так как местная электростанция не смогла обеспечить освещение. Зав. РОНО Жуков освобождает директора Дома культуры от работы, а дело о срыве подачи электроэнергии передается в местное НКГБ.

В октябре 1942 года прокуратура и милиция расследуют дело «О разбазаривании продовольственных продуктов в системе потребительской кооперации». Через несколько недель к расследованию подключается Кашинский отдел НКВД, а затем и областной. Были арестованы директор РПС т. И. и часть его подчиненных. Дело в том, что в конце 1942 года, когда стало ясно, что район не оккупируют, из Калинина пришел приказ вскрыть в лесах Кесовогорского района партизанские продовольственные базы. Продукты оприходовать и продать населению через систему потребительской кооперации. Приказ выполнили, но часть продуктов при этом похитили. Дело расследовалось несколько месяцев и было передано в областной суд.

Призыв в армию юношей 1926 года рождения проходил в 1943 году очень активно. Все приписанные 514 человек явились на призывной пункт. Годным к строевой признали 479 юношей. Призыв 1927 года рождения проходил с 15 декабря по 20 декабря 1944 года. В армию призвали 435 человек. С ними встречался Герой Советского Союза И.П. Кузнецов, который в это время находился на родине. Призывники внесли 190 тысяч рублей в фонд обороны. 29 декабря в район на имя военкома Русецкого В.А. и секретаря райкома Соловьева приходит правительственная телеграмма за подписью Сталина с благодарностью от Красной Армии. Телеграмма с текстом и подписью Сталина есть в фондах архива. Для района это было знаменательное событие. Весной 1943 в местный отдел НКГБ стали поступать сведения о том, что в некоторых колхозах пропадают овцы, есть случаи краж зерна и картофеля. А когда из колхоза «Красная Заря» украли трех лошадей, сотрудники Кесовогорского НКВД вычислили, что в лесах на территории Сутокского, Михалевского и Лемеховского сельсоветов укрываются дезертиры. Тщательно спланированная операция НКГБ с привлечением бойцов истребительного батальона дала свои результаты. Были обнаружены землянки, где жили более 20 дезертиров (большей частью жители нашего района). Они бежали с фронта, маршевых рот, учебных батальонов. Те, кто сдался, прошли через суды военного трибунала, а те, кто оказал сопротивление, были уничтожены.

Не идеализируя роль компартии, ее вклад в Победу над фашизмом, не надо и преуменьшать ее заслуг в мобилизации всех сил нашего народа на борьбу с врагом. Более трех миллионов членов ВКП(б) погибли в боях с фашизмом. За годы войны в партию вступили 446 жителей нашего района. Исследуя военный период, можно сделать вывод, что район, его жители внесли огромный вклад в Победу. Несмотря на войну развивалась медицина, образование, сельское хозяйство. Район принял сотни эвакуированных людей, многие навсегда остались у нас, приобрели вторую родину. Надо всегда помнить тех, кто приближал Победу: девчонок, которые голодные, по пояс в воде заготавливали с марта по октябрь под Калинином торф для электростанций, подростков, которые пахали, сеяли, убирали хлеб, а зимой заготавливали дрова и гибли в лесах. Это поколение сильных духом. В День Победы миллионы людей приходят к памятникам погибшим воинам, чтобы отдать дань уважения. Нет только памятников с фамилиями наших бабушек и дедушек, которые в войну были детьми и своим непосильным трудом обеспечили Великую Победу. Покоятся они на глухих сельских кладбищах, а кто еще жив, собирают справки, чтобы подтвердить свою работу в войну и получить к пенсии несколько рублей.

Все для фронта!

Лозунг «Все для фронта - все для Победы!» не был для жителей нашего района в годы войны просто лозунгом. Это была работа на износ, отдыха не было ни летом, ни зимой. 1942 год для района был очень неудачным: не были выполнены отдельные плановые цифры и областной комитет партии заменяет руководящий состав района. Первым секретарем был назначен Н.А. Соловьев 1910 года рождения, образование 5 классов, переведен к нам из Рамешковского района. Вторым секретарем назначили А.С. Зверева. 1902 года рождения, имел высшее педагогическое образование, переведен был к нам из Удомельского района, где работал в редакции газеты. Заменены были и другие работники райкома и райсовета. В 1943 году район за отличные показатели был награжден Красным Знаменем обкома партии и областного Совета. Это был самый удачный год за весь военный период. В район была прислана телеграмма от Верховного Главнокомандующего т. Сталина с благодарностью за хорошую работу. Но 1944 год снова был неудачным. Одной из причин была названа усталость людей. К 1944 году практически все мужчины были на фронте и обычной практикой было назначение женщин на руководящие должности. Они работали председателями колхозов, сельских Советов, руководителями сельпо и других организаций. Школьные учителя вновь стали привлекаться в качестве руководителей. Народной судьей была назначена Демина П.П. 1919 года рождения, закончила педагогическое училище и работала учительницей. Учителя Елисеевской школы В.П. Щербакову избрали секретарем РК ВЛКСМ. Воробьева работала председателем колхоза «Ударное Бровцино», В.И. Трифанова возглавила колхоз «Ленинский путь» Золотковского сельсовета. Из 9 сельских потребительских обществ 5 возглавляли женщины, а М.И. Тарыгина руководила артелью «Возрождение». Прокурором района был назначен т. Брусницын, который заочно учился в Калининской правовой юридической школе. А.Е. Будаев возглавлял НКГБ, где сотрудники часто менялись. В 1944 году эту организацию возглавил т. Андреев. Районным финансовым отделом заведовал Г.А. Фрунтов, а в 1945 году его перевели в областной финансовый отдел. А.А. Блинов, имея высшее образование, работал директором Кесовогорской МТС, Ф.С. Тучин заведовал райсобесом, С. Соколин - сберкассой.

К началу 1945 года в районе числилось 74 инвалида Великой Отечественной войны, их в первую очередь обеспечивали работой. Должности были самые разные: председатели колхозов, сельских Советов, инспекторы, агенты, заведующие складами. Тех, кто не мог работать, обеспечивали продуктами из районного резерва. В 1944 году район получил очень низкий урожай сельскохозяйственных культур, особенно трудно было с хлебом. В результате население района голодало, особенно в колхозах, которые отдали почти весь хлеб государству, очень мало получив на трудодни. 12 марта 1945 года состоялся Пленум РК ВКП(б), на котором прямо указывали причины провала и, в первую очередь, отсутствие хороших семян, низкую трудовую дисциплину отдельных руководителей колхозов и сельсоветов и непосильную работу людей и лошадей. Были названы и отстающие колхозы, а таких из 147 было 59. В колхозе «Верный путь» Борисовского сельсовета получено по 4,3 центнера зерновых с гектара, а в колхозе «Красное Якшино» Гребневского сельсовета получено 5,6 центнеров с гектара. За 1944 год в районе пало 400 голов лошадей. Причинами были непосильная работа летом в поле и зимой в лесах, отсутствие концентрированных кормов, неопытные ездовые и чесотка, которая свирепствовала среди конепоголовья в районе. Отдельные хозяйства, а таких набралось более 25, не получили приплода. На совещании были приведены примеры непосильной работы людей и лошадей. В колхозе «Верный путь» Завидогорского сельсовета, «Дружба» Горецкого сельсовета на 10 голов лошадей было 230 гектаров пашни и нагрузка на лошадь составила по 23 гектара. Колхоз «Верный путь» имел 28 хозяйств с населением 70 человек, трудоспособных мужчин было - 4, женщин - 20, подростков - 5. Имея 10 лошадей они обрабатывали 200 гектаров земли, ухаживали за 30 коровами, а еще в хозяйстве были овцы, свиньи и куры. В колхозе имени Ворошилова Сутокского сельсовета было 32 хозяйства с населением 133 человека, трудоспособных мужчин - 2, женщин - 21, подростков - 9. Обрабатывали 272 гектара земли, имея 14 лошадей. В колхозе имени Сталина Столбовского сельсовета нагрузка на лошадь составила 25,6 гектара и на одного трудоспособного члена колхоза 15 гектаров пашни. Практически все хозяйства имели такую структуру, а если учесть, что приходилось вывозить продукцию для сдачи государству, то сегодня даже представить такие объемы сложно. Об отдыхе можно было только мечтать. В апреле 1945 года из района на торфоразработки было отправлено 165 человек из них: на Озерецкое - 100 человек, завод № 1 ст. Редкино - 100 человек, фабрика «Изоплит» - 40 человек и Савеловское - 25 человек. За самовольный уход заводилось уголовное дело. Срок работы с апреля по ноябрь. От районного прокурора потребовали тщательно рассматривать каждый случай падежа лошадей, к нарушителям применять самые суровые санкции. За хорошую работу выплачивать премии молоком, хлебом и молодняком скота. В результате принятых мер район выполнил планы по севу до 25 мая. Было посеяно 37664 гектара зерновых и льна. 22 мая совместным решением бюро райкома и исполкома райсовета были утверждены нормы обязательных поставок продуктов животноводства по колхозам района на 1945 год. Война закончилась, но поставки не только не уменьшались, а даже увеличивались. Мяса нужно было сдать из расчета по 2,9 кг. с каждого гектара, молока по 42 литра с гектара, а если учесть, что в колхозах было 72487 гектар, сдача всего составляла 2537164 литра. Цифра огромная, ведь надой на корову в 1944 году составил лишь 1323 литра. Сдача яиц составила 10 штук с гектара.

9 июня 1945 года состоялось расширенное совещание органов власти с вопросом «О борьбе с хищниками». Первый секретарь поставил всех в известность, что на территории района идет массовое истребление волками овец и крупного рогатого скота. За годы войны волки мигрировали в более спокойные места, в том числе и в наш район, расплодились и представляли угрозу скоту и людям. Особенно массовое истребление скота происходило в Феневском, Лемеховском, Лисковском, Сутокском сельсоветах. Нападение хищников происходило и днем, и ночью, они не боялись даже пастухов, нападали на них. Было несколько случаев, когда дети приносили в деревни маленьких волчат, подвергая себя страшной опасности. Зимой в деревнях волки уничтожили всех собак. Решение этого вопроса передали начальнику Кесовогорского НКГБ капитану Андрееву. Он в течение месяца обеспечил район порохом и дробью, пастухам выдали ружья. За месяц созданными бригадами охотников было убито много хищников во время облав. Ситуацию удалось переломить уничтожением большого количества молодых волчат. Несколько опытных охотников занимались этой проблемой в течение нескольких лет, получая за убитых волков деньги, хлеб и другие продукты. Часть хищников ушла в другие районы. К августу 1945 года массовая резня скота волками прекратилась.

По итогам социалистического соревнования на весеннем севе победу одержал Лисковский сельский Совет, ему вручили Красное Знамя. Председателю Павловой объявили благодарность. Отмечена хорошая работа Михалевского, Феневского, Поповского сельсоветов. План сдачи хлеба на 1945 год составил 2865 тонн. Цифра не только не уменьшилась, а даже стала выше. Создан был особый фонд помощи семьям военнослужащих, где были погибшие и инвалиды. Район усиленно готовился к встрече демобилизованных из Красной Армии. Была создана комиссии в количестве 5 человек. Была еще одна значимая дата - выборы в Верховный Совет СССР. В районе создали 25 избирательных участков. По вопросу подготовки к выборам был заслушан отчет заведующего РОНО т. С.С. Жукова. Многие выступающие в пух и прах разгромили работу районного Дома культуры и сельских изб-читален. В решении было записано, что работу культурных учреждений и работу самого т. С.С. Жукова признают неудовлетворительной из-за «халатности в работе, невыполнении планов, работы нет - одни отчеты. Лекций очень мало, кружковой работы нет, культурно-массовая работа сводится к танцам. Деньги, получаемые от проведения мероприятий, используются не по назначению, а как дополнительная зарплата». В результате заведующий Роно получил строгий выговор, часть культработников была уволена, в том числе - директор Кесовогорского Дома культуры т. Сидорова. Назначена была т. Соколова. На этом заседании был рассмотрен еще один серьезный вопрос, связанный с газетой «Колхозный клич». В газете № 10 от 8 марта 1945 была допущена чудовищная опечатка, в одной из статей было написано: «Советские войска изгнали Советских поработителей с нашей земли». В решении бюро было записано: т. Гаджик Екатерина Васильевна, главный редактор газеты, проявила беспечность, политическую слепоту, халатное отношение к политическому делу, что вылилось в антисоветский выпад. Предлагалось на главного редактора завести уголовное дело по знаменитой 58 статье, что означало минимум 10 лет лагерей. Екатерина Васильевна объяснила эту ошибку усталостью, взяла всю вину на себя. Начальник Кесовогорского отдела НКГБ капитан Андреев в своем выступлении подчеркнул, что это не более как ошибка из-за усталости и болезни главного редактора, предложил это дело не считать политическим. Все согласились с этим мнением. Екатерину Васильевну оставили даже в партии, объявив строгий выговор с занесением в личное дело. Судя по документам ,нашему району повезло с начальником НКГБ.

В годы войны на территории района был открыт Троицкий детский дом. Туда попадали самые обездоленные дети. Главной задачей было - накормить их. Директор т. Белугина обратилась к колхозам с просьбой об оказании помощи продуктами питания. Колхозы откликнулись и привозили в детский дом продукты и деньги. Но Кесовогорский райком ВКП(б) на заседании бюро строго предупредил т. Белугину и вынес решение: «Прекратить всякие поползновения в колхозы за продуктами и деньгами». Это решение очень не понравилось Калининскому областному комитету ВКП(б), их представитель на заседании бюро строго отчитал секретарей, заставил их изменить решение и приветствовать инициативу директора детского дома т. Белугиной.

На этом же заседании бюро было утверждено решение «О призыве молодежи в ремесленные училища и школы ФЗО». План в количестве 150 человек был утвержден. Контрольные цифры были посланы в сельсоветы. За уклонение от учебы или побег с места учебы, наступала уголовная ответственность. Стране нужны были специалисты. Многие думали, что после Победы все изменится к лучшему, но послаблений не было. Решения, которые принимались в военное время, продолжали действовать и в мирное время.

Об итогах работы школ за 1944-1945 годы отчитывался заведующий роно т. С.С. Жуков. В целом работа была признана удовлетворительной, так как постоянно расширяется школьная сеть, но есть и недостатки: не охвачено школой 78 детей школьного возраста, из 4410 учеников 1003 ученика остались на второй год. Из 35 учащихся 10 классов получили аттестаты зрелости 21 ученик. В школах слабо поставлена воспитательная работа.

В военный период тяжесть школьных проблем лежала на плечах женщин, в 51 школе района их работало 150 человек. Самое удивительное, что 25 учителей повышали свой образовательный уровень, обучаясь заочно в высших и средних учебных заведениях Калинина, Ленинграда, Красного Холма. В военный период купить на деньги товар было очень сложно из-за отсутствия его в свободной продаже. Органами власти было принято решение о выделении работникам школ пайка хлеба в количестве 600 граммов в сутки и один раз в квартал по килограмму сахара и соли, 9 коробков спичек и 3 литра керосина. Рекомендовано было колхозам выделить детям учителей молока по 0,5 литра в день. Женщины-учителя практически на своих плечах вытащили в годы войны образование района. После войны 48 учителей были награждены правительственными наградами: 25 человек медалью «За трудовое отличие», 13 человек орденом «Знак Почета», 13 человек орденом Ленина. Эту высшую награду получили 9 учителей и 4 заведующих начальными школами. Практически все награжденные - женщины. К концу 1945 года 16 учителей - мужчин были демобилизованы из армии, в их числе: С.И. Троицкий, П.Г. Бритов, А.П. Диевский, Т.К. Фетисенков, Н.П. Носов, А.П. Носов, А.А. Ольхов, В.П. Горчаков, Н.А. Андреев и другие. Почти все они были назначены директорами средних и неполных средних школ. Многие из них имели ранения и были награждены боевыми орденами и медалями. После войны районный отдел образования по-прежнему было доверено возглавлять С.С. Жукову, методическим отделом заведовал И.А. Воинов. Инспекторами работали С.С. Майорова, А.А. Малышева, К.М. Осипова. За качество обучения очень строго спрашивали, часто проводились проверки школ. В 1946 году из 449 учеников 4-х классов экзамен сдали 393 ученика, 43 учеников оставили на повторное обучение, 62 - на осень. Успеваемость, в целом по району, составила около 85 процентов. Часто дети не посещали школу из-за отсутствия одежды и обуви, еще чаще из-за болезней, сказывались недоедания, тяжелая работа. За 1946 год умерло 96 детей. Для того, чтобы хоть как-то подкормить и одеть детей, стал широко внедряться фонд всеобуча. Некоторые школы стали организовывать питание для детей. Этим вопросом серьезно занимались школьные коллективы.

Государство сразу после войны серьезно обратило внимание на образование. За 1945-1946 было капитально отремонтировано 14 школ. Начиналось строительство Кесовогорской средней школы на 880 мест. Но и дети работали в колхозах наравне со взрослыми. Учебный год начинался с работы в колхозах. В полях работали с 4 сентября по 7 октября. В 1945 году работали 574 ученика. Ими были выполнены следующие объемы работ: выкопано картофеля 40 гектаров, разостлано 80 гектаров льна, поднято 25 гектаров льна, скошено и заскирдовано более 20 гектаров овса. Была еще одна работа для детских плеч - личные подсобные хозяйства. Как правило, этим занимались подростки. Чтобы семьям выжить, нужно было обязательно держать в хозяйстве скот. Так в Борисовском сельском Совете в годы войны было 382 хозяйства, населения 1359 человек, содержали 344 коровы, 1099 голов овец и другую живность. В деревне Коськово из 29 хозяйств и населением 91 человек, держали 25 коров, 135 овец. В селе Высокое было 42 коровы, 50 овец.

За годы войны район принял сотни эвакуированных семей, делился всем, чем мог. В Стрелихинском сельском Совете было размещено по деревням 292 человека, в Борисовском сельсовете 472 человека. Часть эвакуированных осталась в нашем районе, так как в западных районах нашей области и на Смоленщине немцами были уничтожены целые деревни. Взрослое мужское население практически отсутствовало в районе. Например, по Стрелихинскому сельсовету есть такие данные: мужчин возраста 18-24 года было 9, женщин - 48, 25-59 возраста мужчин - 23, женщин - 170. А всего мужчин было 190, женщин - 471. Практически такие цифры и по Борисовскому сельсовету: мужчин всех возрастов - 350, женщин 728. Призывники 1921 по 1924 годов практически все погибли. Домой вернулось немногие, а судьба еще многих солдат так и осталась неизвестной.

Победу встречали по-разному. В тылу ее встречали в поле. «О победе мы узнали в поле. В тот день боронили пашню далеко за деревней Матвеевское. Ночью был мороз и бригадир распорядился ждать, пока земля отойдет. Все обрадовались возможности отдохнуть. И, как часто бывало, одна из кобыл родила жеребенка прямо в поле, мы подростки, не знали, что делать, побежали за взрослыми в деревню. А нам навстречу тоже бегут люди и что-то кричат. Сначала испугались, но когда услышали, что кричат «Победа!», радости не было предела. А маленький жеребушка оказался кобылкой, и назвали его «Победкой». Это воспоминание тех, кто своим трудом приближал самое важное событие для советского народа.

А. ВОРОНОВ,

учитель МБОУ Стрелихинская СОШ.

Дата создания: 24-04-2019
Дата последнего изменения: 16-05-2019
Сообщение об ошибке
Закрыть
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки:
Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте: